Сенсорная депривация у детей это что за нарушение и к чему приводит: причины и симптомы депривации

У детей

У детей на фоне сенсорной депривации часто возникают:

  • истощение нервной системы, снижение стрессоустойчивости;
  • психические расстройства, неврозы;
  • депрессия и стресс;
  • психосоматические заболевания;
  • отставание в темпах двигательного, речевого и интеллектуального развития;
  • эмоциональная холодность, отсутствие эмпатии;
  • девиантное поведение, агрессивность;
  • формирование позиции жертвы, отсутствие лидерских качеств в структуре характера;
  • трудности социальной адаптации.

  • истощение нервной системы, снижение стрессоустойчивости;
  • психические расстройства, неврозы;
  • депрессия и стресс;
  • психосоматические заболевания;
  • отставание в темпах двигательного, речевого и интеллектуального развития;
  • эмоциональная холодность, отсутствие эмпатии;
  • девиантное поведение, агрессивность;
  • формирование позиции жертвы, отсутствие лидерских качеств в структуре характера;
  • трудности социальной адаптации.

Что такое психическая депривация и ее последствия для развития ребенка

Депривация — психическое состояние, возникающее в результате таких жизненных ситуаций, где ребенку не предоставляется возможности для удовлетворения основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение достаточно длительного времени.

Основные жизненные психические потребности ребенка — потребность в любви, принятии, самоуважении, телесной близости, общении, поддержке и т.д.

Нарушения развития у ребенка, воспитывающегося в депривационных условиях, происходит на четырех уровнях:

— уровне телесных ощущений (сенсорный уровень);

— уровне понимания мира, в котором он живет (интеллектуальный или когнитивный уровень);

— уровне установления близких эмоциональных отношений к кому-либо (эмоциональный уровень);

— уровень, который позволяет соблюдать нормы и правила общества (социальный уровень).

По данным последних исследований, нарушения на уровне телесных ощущений начинаются у ребенка еще в утробе матери, когда она отрицательно относится к своей беременности, не изменяет своих привычек, особенно тех, которые связаны со злоупотреблением алкоголем или другими психоактивными веществами. Отказ от младенца и помещение его в дом ребенка или психологическое неприятие его после родов катастрофически снижают количество телесных, слуховых, зрительных контактов с матерью или замещающим ее лицом. Это вызывает у ребенка постоянное состояние психологического дискомфорта, способствует нарушению ритма сна и бодрствования, вызывает чрезмерно беспокойное, плохо управляемое поведение. Впоследствии, пытаясь успокоить себя, тонизировать свое состояние, он начинает раскачиваться всем телом, сопровождая раскачивание монотонным завыванием. Пытаясь снизить уровень своего психологического дискомфорта, нередко прибегает к онанизму. Он плохо чувствует границы своего тела, поэтому либо льнет ко всем, либо пытается отказаться от контактов. Не ощущая собственные границы, ребенок не чувствует и границ другого человека, чужого пространства, чужой собственности.

Такие дети страдают различного рода аллергиями, особенно связанными с высыпанием на коже. У них наблюдаются трудности формирования зрительно-моторной координации (они, например, мало или в другом направлении ползают, потом «пишут как курица лапой»), недостаточная концентрация внимания и неусидчивость. Формируется первичное ощущение собственной неуспешности и склонность к переживанию постоянного психологического дискомфорта, внешней опасности, нестабильности, страха и обиды.

Проблемы развития на телесном уровне негативно влияют и на его понимание мира, в котором он живет, а значит и на интеллектуальное развитие. Ребенок начинает хорошо развиваться, когда мир представляется ему безопасным, когда, уползая или убегая от матери, он может обернуться и увидеть ее улыбающееся лицо. Поэтому ребенок, воспитывающийся в сиротском учреждении или в семье, где родителям не до него, меньше ползает, а значит, и менее активно, по сравнению с детьми из благополучных семей, осваивает окружающий мир, меньше совершает проб и ошибок, меньше получает развивающих стимулов от среды. В результате его интеллектуальное развитие задерживается.

Он поздно начинает говорить, часто неправильно строит фразы и произносит звуки.

Социальный уровень. Самое главное, он склонен к выстраиванию «катастрофических моделей мира», где его ожидают сплошные неприятности, а он не в состоянии ничего предпринять, чтобы избежать или справиться с ними. Мир непонятен, неупорядочен, поэтому невозможно предвосхитить и регулировать происходящее извне. Кто-то другой, только не он управляет его судьбой. В результате у ребенка формируется образ себя как беспомощного маленького неудачника, инициатива которого может иметь негативный результат для всех. В качестве базовых у него появляются такие убеждения, как «у меня все равно ничего не получится» и «меня нельзя любить». Поэтому он и не пытается справиться там, где смог бы.

Социальный уровень (уровень соблюдения норм общества).

Социальный уровень является вершиной всей пирамиды развития ребенка. Ребенок из семьи, особенно благополучной, признает свою принадлежность своей семье, роду. Он четко знает кто он, чей сын (дочь). Он знает на кого похож и чье поведение повторяет. Ребенок из благополучной семьи на вопрос: «Ты кто?» отвечает: «Мальчик (девочка), сын (дочь) такого-то». Ребенок из детского дома на вопрос: «Ты кто?» отвечает: «Никто», «детдомовец». Он не имеет положительной модели выстраивания отношений в семье, коллективе, хотя вся его жизнь проходит в группе. Нередко воспитанник детского дома выполняет роли, которые не позволяют ему успешно социализироваться: «прилипала», «агрессор», «негативный лидер» и т. д. В группе детского дома дети живут по своим нормам и правилам. Например, прав тот, кто сильнее, обеспечить собственную безопасность нельзя (нормы и правила близкие к дедовщине). Найди сильного, выполняй все, что он прикажет, и тогда сможешь выжить. Все, кто не в группе — чужаки (враги), ни к кому не привязывайся, все равно бросят и т.д. После выпуска из сиротского учреждения детям крайне сложно жить самостоятельно, иметь семью, воспитывать собственных детей, удерживаться на работе.

Подобный образ себя постоянно находит подтверждение в той информации извне, которую ребенок отбирает из всего потока. Он чрезмерно внимателен к отрицательной информации о себе и зачастую не верит в положительную, игнорирует ее.

«Катастрофическая модель мира» приводит к следующим искаженным представлениям о себе и о мире:

— представлениях о собственной непривлекательности;

— представлениях о собственной «опасности»;

— нарушениях веры в других;

— люди, которые любят меня, издеваются надо мной;

— другие люди опасны;

— нарушениях доверия к миру;

— публичные места, такие как школы, больницы, социальные службы, опасны, там меня могут обидеть или отвергнуть

— преступность — нормальное явление.

Депривированный ребенок воспринимает окружающий мир как враждебный, а других людей, — как способных причинить ему боль.

Психическая депривация приводит к развитию у ребенка ощущения собственной беспомощности, безнадежности и потере чувства собственного достоинства и значимости.

Эмоциональный уровень. На эмоциональном уровне ребенок испытывает различные расстройства привязанности. Пережив раннее отделение от матери, независимо от того, помнит он об этом или нет, ребенок труднее вступает с другим в близкие эмоциональные отношения. Он боится доверять, боится боли утраты, пытается защитить себя от нее, закрываясь от мира. Нередко он просто плохо понимает значение мимики окружающих и интерпретирует ее как враждебную. Особенно необходимо обратить внимание, что строгий взгляд, которым обычно пользуются родители для влияния на поведение ребенка, не оказывает на приемного ребенка нужного воздействия, провоцирует на агрессию.

Поэтому в его поведении наблюдаются различные агрессивные проявления. К ним относится, и стремление ни в чем никогда не признаваться, даже в очевидном.

Ребенок склонен винить себя в превратностях своей судьбы, считать, что именно его «плохие» качества привели к тому, что родители не смогли его воспитывать, или к тому, что с ними что-то случилось. В результате он может обижать других или действовать вызывающе, тем самым провоцируя наказания или ответную агрессию.

Особенно часто это начинает проявляться, когда ребенок пытается сформировать привязанность к принимающей семье. Он начинает испытывать чувство вины за предательство «своих», МОЖЕТ провоцировать приемных родителей на наказание, поддерживая этим фантазию о собственных идеальных родителях. Желая вернуть себе потерянную любовь, ребенок пытается взять себе что-то ценное для другого. По нашим наблюдениям, если ребенок строит удовлетворяющие его отношения в принимающей семье, то он может пройти через ситуацию воровства в семье, если отношения отличаются холодностью, он активно начинает воровать у других взрослых, например, у учительницы. При этом ребенок способен сформировать вторичную привязанность к членам замещающей семьи.

Для этого ему нужны время и терпение со стороны родителей.

Условия построения отношений с детьми с депривационными нарушениями в развитии:

* Обеспечение сенсорно-богатой среды;

* Восполнение потребности в безопасности;

* Соблюдение границ личностного пространства ребенка;

«Влияние разлук и потерь на развитие ребенка»

Потери обычно подразделяются на две категории:

1. Потери, которые являются неотъемлемой частью человеческой жизни

2. Потери, которые неожиданны для нас, о которых мы думаем, что они минуют нас в жизни.

Неожиданные потери часто более болезненны, потому что не воспринимаются как нормальное течение человеческой жизни.

Потери также можно разделить на три типа:

Первый тип: это потеря здоровья, как физического, так и умственного.

Второй тип: потеря любимого человека либо в результате смерти, развода или бесплодия, когда ожидаемый младенец никогда не появится на свет.

Третий тип: потеря самоуважения, когда мы чувствуем стыд или боль.

Обстоятельства, которые приводят ребенка в новую семью, относятся к неожиданным потерям, которые имеют очень серьезные последствия для детей. Они часто сопровождаются потерей здоровья (из-за насилия или неправильного отношения), потерей любимых людей (родителей, братьев или сестер, других родственников), потерей самоуважения (дети начинают винить себя — это они были плохими, и поэтому их родители отказались от них или умерли).

Боль от потери может быть причиной того, что ребенок застревает на одной стадии развития и не двигается вперед или даже спускается на ступеньку ниже в своем развитии.

Приемные дети нередко пережили не одну потерю. Они еще не успевали оправиться от одного горя, как на них сваливалось другое. Постоянные потери снижают способность ребенка справляться со стрессами. Любой намек на ситуацию потери вызывает очень сильные эмоции, связанные с предыдущими потерями. Дети и подростки, которые попадают в новую семью (даже в семью родственников), разлучаются со своими семьями и теряют тот мир, к которому они привыкли. Они будут страдать. Они пережили потерю доверия, когда родители не смогли дать им того, что требовалось для их развития или применяли насилие. Некоторые дети жили в учреждениях для детей-сирот, других семьях. Боль от потери или разлуки с близкими — травма, которая может быть причиной того, что ребенок застревает на одной стадии развития и не двигается вперед, или даже спускается на ступеньку ниже в своем развитии.

Принимая ребенка, вы должны предвидеть, что его прошлый опыт будет влиять на его жизнь в вашей семье. У ребенка могли сформироваться определенные поведенческие стереотипы, которые помогали ему раньше переживать отсутствие заботы или насилие. Но для обычной жизни эти стереотипы не подходят. Общество может расценивать такое поведение как неподобающее или разрушительное. Некоторые дети, пережившие разлуки и потери, могут быть злыми, депрессивными или даже враждебно

настроенными из-за боли, которые они перенесли в жизни. Если вы видите зло, ищите боль.

Некоторые дети выглядят такими послушными, что этому просто невозможно поверить. Они кажутся очаровательными и беззаботными. Это просто другой путь, который они выбрали, чтобы справиться с болью. Она все равно выйдет на поверхность, но несколько позже, когда ребенок ощутит себя в безопасности.

При помещении в новую семью ребенок снова начинает переживать травму и боль потери. Попав в семью, ребенок как бы переживает «наводнение» своими тяжелыми воспоминаниями, с которыми ему трудно справиться и о которых он постоянно, навязчиво пытается рассказать родителям.

Случай. Кристина в 6 лет попала в новую семью после детского дома. В детском доме она была очень послушной и беззаботной девочкой. Сразу понравилась новой семье. Пока шла в новый дом весело смеялась, радовалась, что ее взяли в семью. Но, когда Кристина переступила порог квартиры, она зарыдала. Когда ее попытались успокоить привычными средствами, она бросилась на пол и стала биться в истерике. Она долго не могла успокоиться. Девочка «вдруг» вспомнила, что год назад стала свидетелем убийства своей мамы. Вспомнила, как это произошло, свой ужас (она в течение 3-х суток была с трупом одна). Никто на ее крики не отзывался. Соседи привыкли, что в квартире кто-нибудь всегда скандалит и кричит. Травма была настолько тяжела для девочки, что она ее «забыла», как говорят психологи «вытеснила» ее из памяти. В детском доме девочка ни разу не вспомнила, что с ней произошло. В семье она пережила «эхо травмы». Понадобилась помощь специалиста, чтобы помочь девочке эту травму завершить.

При помещении в замещающую семью ребенку необходимо приспособиться к изменениям в своей жизни. Приспособление проходит через оживление травматических переживания чувства, связанных с разлукой и потерей. В определенном смысле, ребенок снова проходит стадии переживания травмы, что оказывает влияние на его поведение.

СТАДИИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ТРАВМЫ

1. ОТРИЦАНИЕ СЛУЧИВШЕГОСЯ/ ШОК

Временный уход от реальности – «Этого на самом деле не произошло. Стремление «спрятать голову в песок». «Я проснусь и обнаружу, что все в порядке».

Иногда ребенка может одолевать сильная ярость, которая может быть направлена на кого угодно, но чаще всего — на самого близкого, врача или на Бога.

3.ПЕЧАЛЬ И ДЕПРЕССИЯ

Синдром «кома в горле».

Общие симптомы депрессии: упадок сил, апатия, недомогание.

Одиночество – «Никто не в силах меня понять».

Чувство вины – «Должно быть, я что-то сделал не так».

4. СТРАХ «ТОРГОВЛЯ» С БОГОМ

Масса тревог и сомнений в своих действиях: «Если бы я не был таким плохим, то мама осталась бы жива», «Если бы я вел себя хорошо, то меня бы не забрали из семьи», «Если бы только я сделал то-то и то-то, этого бы не случилось».

Масса сомнений и недоверия: «Правду ли говорят мне воспитатели, врачи (и медсестры)?»

Пустые мечтания — попытки найти волшебное решение.

Мысли вроде «Если бы только…»: «Если бы только я был(а) идеальным (идеальной) сыном (дочерью)» и т. д.

Молитвы-«сделки»: «Господи, если Ты исправишь положение, я обещаю…»

Нежелание уйти от печали и чувства потери.

Ощущение, что если перестать скорбеть, то порвется связь с умершим родным (или с родным, с которым разлучили).

Чувство вины из-за смирения с потерей. Смирение — предательство. Отрицательные эмоции воспринимаются как единственная связь с умершим (или с тем, с кем разлучили).

ПРИМИРЕНИЕ С УТРАТОЙ

Ребенок уже может спокойно строить отношения с новой семьей — горечь утраты еще остается, но не мешает ему жить дальше.

Снова появляется душевный покой.

Ком к горлу не подступает всякий раз, когда ребенок вспоминает о пережитом.

Это нормальная часть человеческой жизни;

Затрагивает чувства, которые, в свою очередь, влияют на поведение;

Требует, чтобы новые родители (усыновители, опекуны, приемные родители, патронатные воспитатели) и специалисты объединили свои усилия, чтобы помочь детям справиться со своими чувствами и поведением;

Есть определенная тропинка, которую необходимо пройти, столкнувшись с потерей. По мере того, как дети проходят по этой тропинке, появляются определенные признаки, указывающие на какой стадии этого процесса находится ребенок. У детей также существуют определенные потребности, к которым нужно относиться очень внимательно и удовлетворять на каждой стадии переживаемых ими чувств.

Если в детском доме ребенок, защищаясь от душевной боли, как бы «забывает» многие трагические события из своей жизни, то, оказавшись в ситуации семейных отношений, пытаясь привязаться к семье, он начинает переживать «наводнение» своими травматическими воспоминаниями.

Ребенок рассказывает и рассказывает, он не может ни остановиться, ни переключиться на что-нибудь другое, рассказывая о таких ситуациях из своей прошлой жизни. Например, о проституировании мамы, алкоголизме родителей, убийствах и суицидах, которые он наблюдал в своей жизни и с которыми обычная семья никогда не сталкивается. Эти рассказы пугают членов семьи, вызывают у них чувство растерянности. Как реагировать в такой ситуации? Лучше всего дать ребенку выговориться. Не проговоренные воспоминания останутся с ним и «превратятся» в страхи, с которыми ребенку будет очень трудно справиться. Желательно выслушать ребенка, время от времени сочувственно кивая, но, не давая комментариев по поводу содержания его рассказа. Можно обнять ребенка, если он это допустит. После рассказа необходимо сказать ему, что вы понимаете его, видите, как он расстроен, как ему больно, что вы сделаете все возможное, чтобы помочь ему справиться с этой болью, что он может рассчитывать на вас. Неплохо выделить место в доме и договориться о времени, когда вы можете спокойно поговорить с ребенком.

Читайте также:  Справочник по гинекологическим и женским заболеваниям на

Для приемного ребенка крайне важным является, чтобы замещающие родители демонстрировали 24 часа в сутки, семь дней в неделю, что:

* их чувства и эмоции очень важны;

* о них будут заботиться;

* их потребности могут быть выражены и приняты позитивно;

* замещающие родители и другие взрослые могут быть последовательны и им можно доверять.

При помещении в замещающую семью ребенку необходимо приспособиться к изменениям в своей жизни. Приспособление проходит через оживление травматических переживания чувства, связанных с разлукой и потерей. В определенном смысле, ребенок снова проходит стадии переживания травмы, что оказывает влияние на его поведение.


P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Скачать:

ВложениеРазмер
statya_molchanova.doc52.5 КБ

Третьим мощным дезадаптирующим факторов для ребенка является сам отрыв его от семьи, привычного образа жизни и помещение в реабилитационный центр. Это обусловлено нарушением образа жизни ребенка – привычное отсутствие режима жизни, правил планирования времени, требований к обязательному посещению учебных заведений, выполнению домашних заданий, отрыв от компаний.

Дети с сенсорной депривацией

Камера сенсорной депривации

Слово «депривация» (от англ. deprivation) означает лишение, потерю. В основе его лежит латинский корень privare, что значит «отделять».

Стимульная (сенсорная) депривация: пониженное количество сенсорных стимулов или их ограниченная изменчивость и модальность.

Сенсорная депривация иногда описывается понятием «обедненная среда», то есть среда, в которой человек не получает достаточное количество зрительных, слуховых, осязательных и прочих стимулов. Такая среда может сопровождать развитие ребенка, а также включаться в жизненные ситуации взрослого человека.

“Любое ограничение пространства, в т.ч. притока к органам чувств всего богатства естественных сенсорных стимулов, – это всегда угнетение активности не только самих чувств, но и их конечного звена – анализаторов мозга. Систематическое ограничение притока к органам чувств внешних сенсорных стимулов – это всегда депривация (депрессия) нейроэпителиальных структур мозга.”

В.Ф.Базарный “Дитя человеческое. Психофизиология развития и регресса”

Канадский физиолог и нейропсихолог Д.Хебб выдвинул и эмпирически доказал гипотезу о том, что если сильно ограниченная среда приводит к нарушениям развития и нормального функционирования организма, то среда, богатая сенсорными стимулами, напротив, стимулирует развитие. Следовательно, сложное сенсорное окружение – важное условие благоприятного развития маленького ребенка.

Случаи сенсорной депривации по отношению к животным известны еще с древности.

Законодатель Древней Спарты Ликург провел следующий эксперимент. Поместил двух щенков одного помета в яму, а двух других вырастил на воле в общении с другими собаками. Когда собаки подросли, он в присутствии большого количества народа выпустил нескольких зайцев. Щенок, воспитанный на воле, бросился за зайцем, поймал и задушил его. Щенок, воспитанный в полной изоляции, трусливо бросился бежать от зайцев.

Позднее проведенные учеными опыты с животными подтвердили влияние дефицита сенсорных стимулов на развитие.

Недостаточный сенсорный опыт в депривированной среде ограничивает количество нервных связей или вообще откладывает их формирование. Поэтому животные, выросшие в малостимулирующей среде, хуже справляются с решением поставленных перед ними задач.

Результаты подобных исследований позволяют сделать аналогичный вывод о человеке: богатый сенсорный опыт ребенка на ранних этапах развития повышает уровень организации нейронных связей и создает условия для эффективного взаимодействия с окружающей средой.

Необходимым условием для нормального созревания мозга в младенческом и раннем возрасте является достаточное количество внешних впечатлений, так как именно в процессе поступления в мозг и переработки разнообразной информации из внешнего мира происходит упражнение органов чувств и соответствующих структур мозга.

Те участки мозга ребенка, которые не упражняются, перестают нормально развиваться и начинают атрофироваться. Мозг постоянно нуждается в раздражителях, стимулирующих его деятельность и обеспечивающих развитие.

Если ребенок находится в условиях сенсорной изоляции, наблюдаемой в яслях и домах ребенка (госпитазизм), то происходят резкое отставание и замедление всех сторон развития, своевременно не развиваются движения, не возникает речь, отмечается торможение умственного развития.

Скорее всего, именно потребность во впечатлениях играет ведущую роль в психическом развитии ребенка, возникая примерно на третьей-пятой неделе его жизни и являясь базой для формирования других социальных потребностей, в том числе и в общении ребенка с матерью. Это представление противостоит представлениям большинства психологов о том, что исходными выступают либо органические потребности (в пище, тепле и т. п.) либо потребность в общении. Еще В.М. Бехтерев отмечал, что к концу второго месяца ребенок ищет новые впечатления.

В обедненную среду часто попадает ребенок, оказавшись в детском доме, больнице, интернате или другом учреждении закрытого типа, как уже говорилось ранее. Такая среда, вызывая сенсорный голод, вредна для человека в любом возрасте. Однако для ребенка она особенно губительна.

Большой вклад в разработку этой проблемы внесли отечественные ученые. Было установлено, что те участки мозга ребенка, которые не упражняются, перестают нормально развиваться и начинают атрофироваться.

Отечественный ученый М.Ю.Кистяковская, анализируя стимулы, вызывающие положительные эмоции у ребенка первых месяцев жизни, обнаружила, что они возникают и развиваются лишь под влиянием внешних воздействий на его органы чувств, в особенности на глаза и уши.

Опираясь на эти факты, а также на собственные наблюдения и эксперименты, известный детский психолог Л.И.Божович выдвинула гипотезу о том, что ведущей в психическом развитии младенца является потребность в новых впечатлениях.

Косвенно это положение подтверждается и опытом организации и функционирования детских больниц, детских домов и интернатов. Было показано, что в подобных учреждениях ребенок страдает не только и не столько от плохого питания или плохого медицинского обслуживания, сколько от специфических условий, один из существенных моментов которых — бедная стимульная среда.

Описывая условия содержания детей в одном из приютов, исследователи, занимающиеся этой проблемой, отмечают, что дети постоянно лежали в стеклянных боксах до тех пор, пока им не исполнялось 15—18 месяцев, они не видели ничего, кроме потолка, так как боксы были задрапированы занавесками. Движения детей были ограничены. Игрушек было крайне мало.

Последствия такого сенсорного голода, если их оценивать по уровню и характеру психического развития ребенка, сравнимы с последствиями глубоких сенсорных дефектов. Например, Б.Логенфельд установил, что по результатам развития дети с врожденной или рано приобретенной слепотой сходны с депривированными зрячими детьми (детьми из закрытых учреждений). Это проявляется в виде общего или частичного запаздывания развития, возникновения некоторых двигательных особенностей и особенностей личности и поведения.

Другая исследовательница, Т.Левин, изучавшая личность глухих детей с применением теста Роршаха, обнаружила, что характеристики эмоциональных реакций, фантазии, контроля у таких детей также сходны с аналогичными особенностями детей-сирот из учреждений.

Таким образом, обедненная среда отрицательно влияет на развитие не только сенсорных способностей ребенка, но и всей его личности, всех сторон психики. Конечно, развитие ребенка в условиях детского учреждения — явление очень сложное; сенсорный голод здесь выступает лишь одним из моментов, который в реальной практике невозможно даже вычленить и проследить его влияние. Однако депривирующее воздействие сенсорного голода сегодня можно считать общепризнанным. Вместе с тем, современные исследования показывают, что полноценная забота о ребенке может в значительной степени компенсировать последствия проживания в обедненной информационной среде.

В исследовании английских психологов, проведенном в 1992 г. сравнивались две группы детей. В обеих группах дети росли в примерно одинаково бедной сенсорной и информационной среде. Но в одной из групп о младенцах полноценно заботились окружающие взрослые, а в другой нет. Исследователи показали, что по прошествии нескольких лет дети первой группы имели существенно более высокие показатели интеллектуального развития, чем дети второй группы (по Д.Майерс).

Так в каком же возрасте влияние сенсорной депривации на психическое развитие ребенка максимально?

Некоторые авторы считают, что критическими являются самые первые месяцы жизни. Они отмечают, что младенцы, воспитывающиеся без матери, начинают страдать от отсутствия материнской заботы, эмоционального контакта с матерью лишь с седьмого месяца жизни, а до этого времени наиболее патогенным фактором является именно обедненная внешняя среда.

По мнению известного итальянского психолога и педагога М.Монтессори, наиболее сензитивным, критическим для сенсорного развития ребенка является период от двух с половиной до шести лет.

Существуют и другие точки зрения, и, по-видимому, окончательное научное решение вопроса требует дополнительных исследований. Однако для практики следует признать справедливым, что сенсорная депривация может иметь отрицательное воздействие на психическое развитие ребенка в любом возрасте, в каждом возрасте по-своему. Поэтому для каждого возраста следует специально ставить и особым образом решать вопрос о создании разнообразной, насыщенной и развивающей среды.

Необходимость создавать в детских учреждениях сенсорно насыщенную внешнюю среду, признаваемая в настоящее время всеми, на деле нередко реализуется прямолинейно, примитивно, однобоко и неполно. Иногда из самых лучших побуждений, борясь с унылостью и однообразием обстановки в детских домах и школах-интернатах, стараются максимально насытить интерьер разными красочными панно, картинками, выкрасить стены в яркие цвета, создать звуковой фон, когда на всех переменах, в свободное время звучит громкая, бодрая музыка. Но это способно устранить сенсорный голод лишь на самое короткое время. Оставаясь неизменной, подобная обстановка в дальнейшем все равно к нему приведет. Только в данном случае это произойдет на фоне значительной сенсорной перегрузки, когда соответствующая зрительная стимуляция буквально будет «бить по голове». Созревающий мозг ребенка особенно чувствителен к перегрузкам, создающимся при длительном, однообразном влиянии интенсивных стимулов.

Таким образом, как видим, даже окраска стен и оформление интерьера оказываются чрезвычайно сложным и тонким делом, если рассматривать их в контексте проблемы сенсорной депривации. Хорошо, если этот момент осознается работниками соответствующих детских учреждений.

Депривация тем более патогенна, чем младше ребенок и чем больше потребностей она охватывает.

О механизмах сенсорной депривации

Единого объяснения механизмов сенсорной депривации в психологии нет. При их изучении обычно рассматриваются разные аспекты данного явления.

Хебб пишет о том, что, если события в жизни человека были зафиксированы на нейрофизиологическом уровне, они и в дальнейшем должны сопровождать жизнь человека. Если же обычные ранее сенсорные события больше не происходят, у человека возникает сильное и неприятное возбуждение, которое воспринимается как стресс, страх или дезориентация.

В контексте когнитивной теории предполагается, что ограниченное поступление стимулов затрудняет построение когнитивных моделей, посредством которых человек контактирует со средой. Если депривация возникает в детстве, то создание подобных моделей становится невозможным. В том случае, когда депривация происходит позднее, под угрозой находится их сохранение, регулирование, корректировка, что препятствует созданию адекватного образа среды.

В психоаналитически ориентированных исследованиях больше внимания уделяется эмоциональному аспекту сенсорной депривации. Ситуация изоляции обычно подразумевает темное помещение, закрытые глаза, забинтованные руки, удовлетворение потребностей только с помощью другого. Таким образом, человек как бы возвращается в ситуацию младенчества; подкрепляется его потребность в зависимости, провоцируется регрессивное поведение, в том числе регрессивные фантазии.

Общие последствия сенсорной депривации

В ряде исследований описаны особенности поведения и психических состояний людей, оказавшихся в ситуации сенсорной депривации. При этом последствия можно разделить на общие и специфические, связанные с индивидуальными особенностями субъекта.

Феноменология описываемых явлений достаточно обширна и не сводится к единой системе. При изучении эффектов сенсорной депривации можно обратиться к классификации М. Цукермана, которая включает:

1) нарушения направленности мышления и способности сосредоточения;

2) «захват» мышления фантазиями и мечтаниями;

3) расстройство ориентации во времени;

4) иллюзии и обманы восприятия;

5) беспокойство и потребность в активности;

6) неприятные соматические ощущения, головные боли, боли в спине, в затылке, в глазах;

7) бредовые идеи, подобные параноидным;

9) тревогу и страх;

10) целый ряд других реакций, включающих жалобы на клаустрофобию, скуку, особые физические потребности.

Расстройства произвольного внимания и целенаправленного мышления.

В условиях сенсорной депривации нередко нарушается организация познавательной деятельности. При этом страдают прежде всего высшие психические функции: словесно-логическое мышление, опосредованное запоминание, произвольное внимание, речь.

Основная причина данного нарушения – отсутствие организованной и целенаправленной познавательной деятельности.

В таких ситуациях начинают доминировать архаические модусы мышления, связанные с ослаблением так называемой проверки реальности, нечеткостью различий между причиной и следствием, амбивалентностью мышления, снижением чувствительности к логическим противоречиям.

По словам Л. С. Выготского, генетически более ранние типы сознания сохраняются у человека в качестве подстройки и могут при определенных обстоятельствах выходить на первый план. Вероятно, данный феномен и наблюдается в условиях сенсорной депривации.

Изменения в перцептивных процессах.

В ряде экспериментов, а также по выходе из них были обнаружены явления искажения воспринимаемых объектов: нарушения константности формы, размера, цвета, появление спонтанного движения в видимом поле, отсутствие трехмерного восприятия. Испытуемым могло казаться, что стены комнаты расширяются или сдвигаются, волнообразно колеблются, искривляются.

Искажение восприятия является типичным для ситуаций депривации. Оно может привести к возникновению необычных образов и ощущений.

Активизация воображения в ситуации сенсорной депривации может иметь и «позитивные» последствия – в виде повышения креативности (компенсация).

В условиях ограничения сенсорных стимулов встречаются иногда и совсем необычные, «глобальные» нарушения – деперсонализационные расстройства.

Дефицит внешних стимулов нарушает самосознание, вызывает изменения «схемы тела». Человек может ощущать свое тело или его отдельные части как нарушенные, уменьшенные или увеличенные, странные и т. п.

Итак, можно с уверенностью утверждать, что сенсорная депривация оказывает серьезное влияние на функционирование психики человека, вызывая ряд ярко выраженных расстройств.

Достаточное общение со взрослыми, богатая стимулами среда, возможность осуществления двигательной активности, эмоциональное благополучие – вот главные факторы полноценного и здорового формирования личности ребёнка. Неудовлетворение потребностей, соответствующих этим факторам, ведёт к возникновению депривации, которая, в зависимости от своей интенсивности и продолжительности, оказывает зачастую необратимое негативное влияние на психическое развитие ребёнка, ведёт к задержке его умственного и психического развития, способствует усложнению установления контактов с социальным окружением в будущем.

Расстройства произвольного внимания и целенаправленного мышления.

Сенсорная депривация у детей это что за нарушение и к чему приводит: причины и симптомы депривации

Сенсорная депривация (чувственный голод) возникает в тех случаях, когда органы чувств, обеспечивающие центральную нервную систему необходимой информацией из внешней среды, лишаются привычной импульсации извне. Наиболее часто встречается зрительная или слуховая сенсорная депривация. Зрительная депривация возникает, например, при длительном пребывании человека в темноте. Слуховая сенсорная депривация развивается у человека, длительно находящегося в помещении, куда не проникает ни один привычный «жизненный» звук, знакомый с раннего детства. Установлено, что в условиях сенсорной депривации могут возникать различные нервно-психические нарушения, особенно у неустойчивых, эмоционально-лабильных личностей.

В связи с этим представляет интерес рассказ зарубежного ученого: на одном из предприятий, построенном по самому современному требованию инженерной техники, работающие были полностью изолированы друг от друга и до них не доносился ни один звук из внешней среды; в результате у ряда из них стали возникать нервно-психические расстройства, доходящие в отдельных случаях до уровня психотических.

Особенности психических нарушений при сенсорной депривации изучены пока еще недостаточно и преимущественно в экспериментальных условиях [Кузнецов О. п., Лебедев В. И.].
Отсутствие привычных социальных контактов, необходимых человеку для нормальной психической деятельности, способствует возникновению состояния социальной депривации, клинические особенности которой также еще мало изучены.

Важно отметить, что частичная и даже полная сенсорная (зрительная или слуховая и одновременно зрительная и слуховая) депривация встречается и в обыденной жизни: слепота, глухота, слепоглухонемота. Психологические особенности слепых описаны А. А. Крогиусом, а психологические особенности глухих детей— И. М. Соловьевым, Ж. И. Шиф, Т. В. Розановой и И. В. Яшковой. Однако в указанных монографиях нет информации о психопатологических нарушениях, наблюдаемых у данного контингента больных.

В связи с этим представляет интерес рассказ зарубежного ученого: на одном из предприятий, построенном по самому современному требованию инженерной техники, работающие были полностью изолированы друг от друга и до них не доносился ни один звук из внешней среды; в результате у ряда из них стали возникать нервно-психические расстройства, доходящие в отдельных случаях до уровня психотических.

Общие сведения

Термин «депривация» происходит из латинского языка, означает «лишение», «потерю». Родительская депривация – лишение ребенка взаимодействия с родителями. Синонимичное название – синдром недолюбленности. В 60-70 годах прошлого столетия врачи начали признавать, активно изучать роль эмоциональной близости родителей в психическом развитии ребенка. Установлено, что недостаток любви, заботы, привязанности, телесных контактов приводит к нарушениям психического здоровья детей. Данные о распространенности родительской депривации отсутствуют – легкие проявления переживаются в рамках семьи, тяжелые случаи выявляются на поздних стадиях при выраженной задержке психического развития, эмоционально-поведенческих нарушениях.

Основная причина – отсутствие возможности удовлетворить психологические потребности в любви, привязанности, общении. Дополнительными факторами риска становятся особенности нервной системы, темперамент, адаптационные возможности ребенка. Рассматривая депривацию как двусторонний процесс – воздействие стимула и формирование ответной реакции – выделяют ряд причин:

Когнитивная депривация

Недостаток информации, ее хаотичность и неупорядоченность вызывают:

  • скуку;
  • неадекватные представления личности о мире и своих возможностях жизни в нем;
  • ошибочные выводы о событиях мира и окружающих людях;
  • невозможность продуктивно действовать.

Неведение (информационный голод) будит страхи и тревоги, мысли о невероятном и неприятном развитии событий в будущем или недоступном настоящем. Отмечаются признаки депрессии и нарушения сна, потеря бдительности, снижение работоспособности, ухудшение внимания. Не зря говорят, что нет ничего хуже неведения.


Распознать эмоциональную депривацию сложнее других. Как минимум, потому что проявляться она может по-разному: кто-то испытывает страхи, страдает депрессией, замыкается в себе; другие компенсируют это чрезмерной общительностью и поверхностными отношениями.

Преимущества и недостатки

В современном обществе большое распространение получили ретриты – практики уединения, концентрации на своем внутреннем мире, молчания. Получение такого опыта помогает переоценить и заново расставить существующие приоритеты, структурировать и гармонизировать внутреннее пространство, принять правильное решение.

Вынужденное или принудительное лишение (ограничение) поступления сенсорных стимулов чревато развитием неадекватного поведения и задержкой психического развития. В тяжелых случаях диагностируются хронические и неизлечимые заболевания психосоматической природы. Появление зависимостей от алкоголя, азартных или компьютерных игр, наркотиков – попытка человека разнообразить свою жизнь, убежать от депривации.

Флоат-капсулу (камеру сенсорной депривации) создал в 1954 году американский психотерапевт и нейробиолог Джон Лилли. Теоретические основы для ее создания были заложены исследованиями, проведенными в годы Второй мировой войны. В послевоенные годы, когда Джон Лиллли работал в Университете штата Пенсильвания, он написал статью о работе мозговых структур и электрической активности мозга.

Виды депривации

В психологии различают такие виды депривации:

  • Двигательная. Вынужденная обездвиженность связанная с различными обстоятельствами. В большинстве вызвана болезнями. Реже встречается в связи с ограничением пространства, а также у людей профессии с минимальными движениями.
  • Пищевая. Принудительное или добровольное лишение организма человека еды.
  • Социальная. Отсутствие или снижение общения человека с другими людьми, полноценного существования в социуме.
  • Материнская. Связана с полным или частичным отсутствием контакта с матерью. Этот дефицит материнской заботы, пагубно сказывается на психике ребенка и в дальнейшем на всей его жизни.
  • Психоэмоциональная. (депривация чувств) Продолжительное или краткосрочное отсутствие эмоциональных реакций, которые должны исходить от окружающих людей. Лишение человека эмоциональных ощущений часто встречается у детей, а также людей с индивидуальными потребностями.
  • Сенсорная. (информационный дефицит) Состояние, когда человек лишен всяческих ощущений.
  • Депривация сна. Отсутствие или дефицит сна в жизни индивида. Встречается как добровольное отсутствие сна, а также вынужденное и принудительное лишение данной человеческой потребности.

Стоит отметить, что зачастую в психологии также выделяют:

  • Абсолютную. Невозможность удовлетворения базовых потребностей из-за отсутствия доступа к социальным ресурсам и материальным благам: еде, жилью, обучению.
  • Относительная. Восприятие несоответствующих ценностных ожиданий и возможностей.

Чаще всего, депривация любого вида – вызывает чувство агрессии, которая, в свою очередь, может быть причиной страшных последствий: наркомания, алкоголизм, депрессия и даже суицид. Но также проблемой является и то, что если человек, страдающий этим психологическим состоянием, не находит выхода своей агрессии, у него развиваются различные соматические болезни:

  • Гипертония;
  • Психоз;
  • Астма;
  • Инсульт;
  • Инфаркт;
  • Бессонница;
  • Летаргический сон и другое.

  • Гипертония;
  • Психоз;
  • Астма;
  • Инсульт;
  • Инфаркт;
  • Бессонница;
  • Летаргический сон и другое.

Эмоциональная

Об этом мы уже говорили. Это нехватка возможностей получить те или иные эмоции либо перелом ситуации, в которой человек был эмоционально удовлетворен. Яркий пример: материнская депривация. Это когда ребенок лишен всех прелестей общения с матерью (речь идет не о биологической матери, а о женщине, способной дать малышу любовь и ласку, материнскую заботу). И проблема в том, что заменить это ничем нельзя. Т.е., если мальчик воспитывался в детском доме, он будет пребывать в состоянии материнской депривации до конца жизни. И даже если он в будущем будет окружен любовью жены, детей и внуков, это будет не то. Отголоски детской травмы будут присутствовать.

Скрытая материнская депривация может случиться у ребенка, даже если он будет воспитываться в семье. Но если мама постоянно работает и не уделяет малышу время, то он тоже будет нуждаться в заботе и внимании. Также это случается в семьях, где после одного ребенка вдруг рождается двойня или тройня. Все время уходит на младших детей, поэтому старший погружается в вынужденную материнскую депривацию.

Еще один распространенный случай – это семейная депривация. Она включает лишение общения не только с матерью, но и с отцом. Т.е. отсутствие института семьи в детском возрасте. И опять же, повзрослев, человек создаст семью, но он будет в ней играть другую роль: уже не ребенка, а родителя. Кстати, патернальная депривация (лишение возможности воспитываться с отцом) постепенно входит в норму из-за свободного отношения к половым контактам. У современного мужчины может быть несколько детей от разных женщин, и, разумеется, какие-то из них будут страдать от недостатка отцовского внимания.


В телешоу «Последний герой», которое раньше выходило в эфир, люди тоже пребывали в когнитивной депривации. У редакторов программы была возможность сообщать им о том, что творится на большой земле, но они сознательно этого не делали. Потому что зрителю было интересно наблюдать за героями, длительно находящимися в нестандартной ситуации. А наблюдать было за чем: люди начинали переживать, у них повышалась тревожность, начиналась паника. И в таком состоянии еще нужно было бороться за главный приз.

Сенсорная депривация

Общая характеристика депривации

Лекция 8. Депривация

Литература

1. Дефектология. Словарь-справочник /Под ред.Б.П. Пузанова.- М.,1996

2. Зайцева И.А.Коррекционная педагогика.- М., 2002

3. Коррекционная педагогика /Под ред.Б.П. Пузанов.- М., 1998

4. Лебединский В.В. Нарушение психического развития у детей. – 1985.

5. Основы специальной психологии и педагогики /Под ред О.В. Трошина/.- Н. Новгород, 1998.- Т.5.

6. Мастюкова Е.М. Ребенок с отклонениями в развитии. – М.: 1999.

«Видя то горячее чувство, с каким относятся руководители к дефективным детям и ко всему вопросу о дефективности, я могу сказать, что растет прочное учреждение, что будет сделана огромная работа государственной важности» (А.М. Горький)

С позиции современной специальной психологии одной из ведущих причин отклонений в развитии является депривация или изоляция. Депривация – это ограничение определенных функций организма, ведущее к задержке их развития. Данное ограничение может вызываться: 1)аномалией отвечающей за эту функцию системы; 2)отсутствием внешних условий для реализации функции. В зависимости от характера депривации выделяют следующие формы; сенсорная, интеллектуальная, социальная.

Глубокие нарушения зрения и слуха у ребенка изменяют взаимодействие биологических, психологических и социальных факторов в его психическом развитии. Прежде всего, нарушается биологическое созревание структур мозга в условиях выраженной сенсорной депривации (изоляции).

Известно, что созревание ЦНС зависит не только от генетического фактора, но и от внешних воздействий. Они воспринимаются сенсорными системами и в виде афферентной информации передаются в центральные отделы анализаторов.

Ограничение специфической сенсорной информации вызывает депривационный (изолирующий) эффект в корковых нейронах. В частности, в зрительной зоне коры головного мозга при слепоте отмечается гибель части нейронов, нарушаются имеющиеся связи между сохранившимися нейронами; снижается общий уровень функционирования других нейронов.

Уменьшение числа и ослабление функциональных связей в проекционных отделах сенсорных систем вызывает не только снижение их функции, нарушая формирование в онтогенезе их нейрофизиологические механизмы, но вызывает нарушение и высших психических функций и интегративной функции мозга (Л.А. Новикова, 1986, Н.Н. Зислина, 1987).

Это оказывает отрицательное влияние на сенсомоторное развитие, формирование когнитивных функций. Отмечается выраженное нарушение адаптивности, эмоциональности, поведения и обучения детей с глубокими нарушениями зрения и слуха. Снижается успеваемость, функции общения и т.д. (В.Н. Чулков, 1986).

Известно, что структура мозга, его вес, форма, выраженность, локализация извилин, борозд на 50% формируются к году жизни и еще на 50% к 20-25 годам. Резкое снижение поступления афферентной информации по определенной сенсорной системе вызывает недоразвитие соответствующих зон мозга, куда эта информация проецируется и под действием которой происходит их развитие. Данная специфическая информация в норме запускает генетические механизмы выработки белков, ферментов, медиаторов, участвующих в синтезе связей между нейронами.

Неспецифическая афферентация оказывает также энергезирующее воздействие, обеспечивая общий уровень психической активации. Поэтому наиболее выраженное недоразвитие отмечается при врожденной или возникающей до года сенсорной депривации, когда отмечаются выраженные структурные нарушения как в проекционной зоне мозга, так и вторично связанных с ней ассоциативных зон.

Зрительная информация составляет 90% от всей сенсорной информации. Поэтому значительное снижение ее поступления вызывает понижение общего уровня функционирования мозга, психической активности. При этом отмечается снижение эмоционального фона настроения, внимания, памяти и других психических процессов. Возникает недостаточность многих ВПФ. Поэтому при сенсорной депривации формируется дефицитарный тип дизонтогенеза.

Любая сенсорная информация оказывает также неспецифическое активирующее воздействие через ретикулярные структуры мозга на все психологические системы. В случае сенсорной депривации происходит недоразвитие данных энергезирующих структур, в результате его вторично страдает эмоционально-мотивационная сфера с ограничением эмоциональных проявлений, изоляцией своих потребностей, упрощением мотиваций, снижением мимической, речевой экспрессии.

Сенсорная депривация вторично также вызывает социальную изоляцию ребенка от его сверстников, взрослых; страдает коммуникативная функция, общение, учебная деятельность. Это еще более утяжеляет как нейрофизиологические нарушения, так и психологические отклонения в развитии.

Уменьшение числа и ослабление функциональных связей в проекционных отделах сенсорных систем вызывает не только снижение их функции, нарушая формирование в онтогенезе их нейрофизиологические механизмы, но вызывает нарушение и высших психических функций и интегративной функции мозга (Л.А. Новикова, 1986, Н.Н. Зислина, 1987).

Факторы риска у детей

Говоря о стимульной депривации у детей, подразумевается нарушение чувствительности от поступающих из внешнего мира сигналов. У детей это нарушение подразделяется на тотальное или частичное и может привести к отставанию в умственном и психическом развитии. Чаще встречается зрительная и слуховая депривация. Опасность представляет лишение тактильного, зрительного, голосового контакта с матерью в первые месяцы жизни.

Дети, воспитываемые в интернатах, не имеющие семьи, склонны испытывать недостаток в новых впечатлениях, поскольку постоянно находятся в одних и тех же условиях. Переживающие сенсорную депривацию дети имеют недоразвитость двигательных навыков, отставание речевого развития и умственное отставание.


В истории известны случаи, когда человек сознательно ограничивал контакт с окружающим миром, чтобы лучше познать себя и раскрыть возможности восприятия. Длительное отсутствие контактов с другими людьми, исключение источников восприятия – раздражителей, приводит к появлению необыкновенных, измененных состояний сознания.

Как влияет сенсорная депривация на человека

admin » 12.09.2018 15:12

Известно, что младенцы, лишенные в течение длительного времени физического контакта с людьми, деградируют и в конце концов погибают. Следовательно, отсутствие эмоциональных связей может иметь для человека фатальный исход. Эти наблюдения подтверждают мысль о существовании сенсорного голода и о необходимости в жизни ребенка стимулов, которые обеспечивают ему физический контакт. К этому выводу весьма нетрудно прийти и на основе повседневного опыта.

Как влияет сенсорная депривация на человека
Подобный феномен можно наблюдать и у взрослых людей в условиях сенсорной депривации. Имеются экспериментальные данные показывающие, что сенсорная депривация может вызвать у человека временный психоз или стать причиной временных психических нарушений. Замечено, что социальная и сенсорная депривации столь же пагубно влияют на людей, приговоренных к длительному одиночному заключению, которое вызывает ужас даже у человека с пониженной чувствительностью к физическим наказаниям.

Вполне вероятно, что в биологическом плане эмоциональная и сенсорная депривации чаще всего приводят к органическим изменениям или создают условия для их возникновения.

Недостаточная стимуляция активирующей ретикулярной формации мозга может привести, даже косвенно, к дегенеративным изменениям в нервных клетках.

Разумеется, это явление может быть и результатом недостаточного питания. Однако недостаточное питание в свою очередь может быть вызвано апатией, например как это бывает у младенцев в результате крайнего истощения или после длительной болезни.

Можно предположить, что существует биологическая цепочка, ведущая от эмоциональной и сенсорной деприваций через апатию к дегенеративным изменениям и смерти. В этом смысле ощущение сенсорного голода следует считать важнейшим состоянием для жизни человеческого организма, по сути так же, как и ощущение пищевого голода.

У сенсорного голода очень много общего с пищевым голодом, причем не только в биологическом, а и в психологическом и социальном плане.

Такие термины, как “недоедание”, “насыщение”, “гурман”, “человек с причудами в еде”, “аскет”, можно легко перенести из области питания в область ощущений. Переедание – это в каком-то смысле то же самое, что и чрезмерная стимуляция.

В обеих областях при обычных условиях и большом разнообразии выбора предпочтение в основном зависит от индивидуальных склонностей и вкусов.

Вполне возможно, что индивидуальные особенности человека предопределены конституциональными особенностями организма. Но это не имеет отношения к обсуждаемым проблемам. Вернемся к их освещению.

Для психолога и психотерапевта, изучающих проблемы сенсорного голода, представляет интерес то, что происходит, когда в процессе нормального роста ребенок постепенно отдаляется от матери.

После того как период близости с матерью завершен, индивид всю остальную жизнь стоит перед выбором, который в дальнейшем будет определять его судьбу. С одной стороны, он постоянно будет сталкиваться с социальными, физиологическими и биологическими факторами, препятствующими продолжительной физической близости того типа, какую он испытывал, будучи младенцем.

С другой стороны, человек постоянно стремится к такой близости. Чаще всего ему приходится идти на компромисс. Он учится довольствоваться едва уловимыми, иногда только символическими формами физической близости, поэтому даже простой намек на узнавание в какой-то мере может удовлетворить его, хотя исходное стремление к физическому контакту сохранит первоначальную остроту.

Компромисс этот можно называть по-разному, но, как бы мы его ни называли, результатом является частичное преобразование младенческого сенсорного голода в нечто, что можно назвать потребностью в признании (По-английски этот термин звучит recognition-hunger (голод по признанию) и вместе с тремя другими терминами – сенсорный голод, пищевой голод и структурный голод – образует систему параллельных терминов).

По мере того как усложняется путь к достижению этого компромисса, люди все больше отличаются друг от друга в своем стремлении получить признание. Эти отличия делают столь разнообразным социальное взаимодействие и в какой-то степени определяют судьбу каждого человека. Киноактеру, например, бывают необходимы постоянные восторги и похвалы (назовем их “поглаживаниями”) от даже неизвестных ему поклонников.

В то же время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и физическом состоянии, получая лишь одно “поглаживание” в год от уважаемого им коллеги.

“Поглаживание” – это лишь наиболее общий термин, который мы используем для обозначения интимного физического контакта.

На практике он может принимать самые разные формы. Иногда ребенка действительно поглаживают, обнимают или похлопывают, а порой шутливо щиплют или слегка щелкают по лбу. Все эти способы общения имеют свои аналоги в разговорной речи. Поэтому, по интонации и употребляемым словам можно предсказать, как человек будет общаться с ребенком.

Расширив значение этого термина, мы будем называть “поглаживанием” любой акт, предполагающий признание присутствия другого человека. Таким образом, “поглаживание” будет у нас одной из основных единиц социального действия. Обмен “поглаживаниями” составляет трансакцию, которую в свою очередь мы определяем как единицу общения.

Основной принцип теории игр состоит в следующем: любое общение (по сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для людей. Этот факт был подтвержден экспериментами на крысах: было показано, что физический контакт благоприятно влиял не только на физическое и эмоциональное развитие, но также на биохимию мозга и даже на сопротивляемость при лейкемии. Существенным обстоятельством явилось то, что ласковое обращение и болезненный электрошок оказались одинаково эффективным средством поддержания здоровья крыс.

Наши исследования позволяют сделать вывод о том, что физический контакт при уходе за детьми и его символический эквивалент для взрослых людей – “признание” – имеют большое значение в жизни человека.

В связи с этим мы задаем вопрос: “Как ведут себя люди после обмена приветствиями, независимо от того, было ли это молодежное “Привет!” или многочасовой ритуал встречи, принятый на Востоке?” В результате мы пришли к выводу, что наряду с сенсорным голодом и потребностью в признании существует также и потребность в структурировании времени, которую мы назвали структурный голод.

Хорошо известна проблема, часто встречающаяся у подростков после первой встречи: “Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем говорить?” Этот вопрос возникает нередко и у взрослых людей.

Для этого достаточно вспомнить трудно переносимую ситуацию, когда вдруг возникает пауза в общении и появляется период времени, не заполненный разговором, причем никто из присутствующих не в состоянии придумать ни одного уместного замечания, чтобы не дать разговору замереть. Люди постоянно озабочены тем, как структурировать свое время. Мы считаем, что одна из функций жизни в обществе состоит в том, чтобы оказывать друг другу взаимопомощь и в этом вопросе. Операциональный аспект процесса структурирования времени можно назвать планированием.

Оно имеет три стороны: материальную, социальную и индивидуальную.

Наиболее обычным практическим методом структурирования времени является взаимодействие в первую очередь с материальной стороной внешней реальности: то, что обычно называют работой. Такой процесс взаимодействия мы назовем деятельностью.

Материальное планирование возникает как реакция на различного рода неожиданности, с которыми мы сталкиваемся при взаимодействии с внешней реальностью. В нашем исследовании оно интересно лишь в той мере, в которой подобная деятельность порождает основу “поглаживаний”, признания и других, более сложных форм общения. Материальное планирование не является социальной проблемой, оно базируется только на обработке данных. Результатом социального планирования являются ритуальные или полуритуальные способы общения.

Его основной критерий – социальная приемлемость, то есть то, что принято называть хорошими манерами. Во всем мире родители учат детей хорошим манерам, учат их произносить при встрече приветствия, обучают ритуалам еды, ухаживания, траура, а также умению вести разговоры на определенные темы, поддерживая необходимый уровень критичности и доброжелательности. Последнее умение как раз и называют тактом или искусством дипломатии, причем некоторые приемы имеют чисто местное значение, а другие универсальны. Например, стиль поведения за столом во время еды или обычай осведомляться о здоровье жены может поощряться или запрещаться местными традициями.

Причем приемлемость этих конкретных трансакций находится чаще всего в обратной взаимосвязи: обычно там, где не следят за манерами во время еды, там и не справляются о здоровье женщин.

И наоборот, в местностях, где принято интересоваться здоровьем женщин, рекомендуется выдержанный стиль поведения за столом. Как правило, формальные ритуалы во время встреч предшествуют полуритуальным беседам на определенные темы; по отношению к последним мы будем применять термин “времяпрепровождение”.

Чем больше люди узнают друг друга, тем больше места в их взаимоотношениях начинает занимать индивидуальное планирование, которое может привести к инцидентам.

И хотя эти инциденты на первый взгляд кажутся случайными (именно такими чаще всего они представляются участникам), все же внимательный взгляд может обнаружить, что они следуют определенным схемам, поддающимся классификации.

Мы считаем, что вся последовательность трансакции происходит по несформулированным правилам и обладает рядом закономерностей. Пока дружеские или враждебные отношения развиваются, эти закономерности чаще всего остаются скрытыми. Однако они дают себя знать, как только один из участников сделает ход не по правилам, вызвав тем самым символический или настоящий выкрик: “Нечестно!” Такие последовательности трансакций, основанные, в отличие от времяпрепровождения, не на социальном, а на индивидуальном планировании, мы называем играми.

Различные варианты одной и той же игры могут на протяжении нескольких лет лежать в основе семейной и супружеской жизни или отношений внутри различных групп. Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит из игр, мы совсем не хотим этим сказать, будто они очень забавны и их участники не относятся к ним серьезно.

С одной стороны, например, футбол или другие спортивные игры могут быть совсем незабавными, а их участники – весьма серьезными людьми. Кроме того, такие игры бывают порой очень опасными, а иногда даже чреваты фатальным исходом. С другой стороны, некоторые исследователи включали в число игр вполне серьезные ситуации, например каннибальские пиршества.

Поэтому употребление термина “игра” по отношению даже к таким трагическим формам поведения, как самоубийства, алкоголизм, наркомания, преступность, шизофрения, не является безответственностью и легкомыслием.

Существенной чертой игр людей мы считаем не проявление неискреннего характера эмоций, а их управляемость.

Это становится очевидным особенно в тех случаях, когда необузданное проявление эмоций влечет за собой наказание. Игра может быть опасной для ее участников. Однако только нарушение ее правил чревато социальным осуждением.

Времяпрепровождения и игры – это, на наш взгляд, только суррогат истинной близости. В этой связи их можно рассматривать скорее как предварительные соглашения, чем как союзы. Именно поэтому их можно характеризовать как острые формы взаимоотношений.

Настоящая близость начинается тогда, когда индивидуальное (обычно инстинктивное) планирование становится интенсивнее, а социальные схемы, скрытые мотивы и ограничения отходят на задний план.

Только человеческая близость может полностью удовлетворить сенсорный и структурный голод и потребность в признании. Прототипом такой близости является акт любовных, интимных отношений.

Структурный голод столь же важен для жизни, как и сенсорный голод. Ощущение сенсорного голода и потребность в признании связаны с необходимостью избегать острого дефицита сенсорных и эмоциональных стимулов, так как такой дефицит ведет к биологическому вырождению.

Структурный голод связан с необходимостью избегать скуки. С. Кьеркегор описал различные бедствия, проистекающие от неумения или нежелания структурировать время. Если скука, тоска длятся достаточно долгое время, то они становятся синонимом эмоционального голода и могут иметь те же последствия. Обособленный от общества человек может структурировать время двумя способами: с помощью деятельности или фантазии. Известно, что человек может быть “обособлен” от других даже в присутствии большого числа людей.

Для участника социальной группы из двух или более членов имеется несколько способов структурирования времени.

Мы определяем их последовательно, от более простых к более сложным:

Причем последний способ может быть основой для всех остальных. Каждый из членов группы стремится получить наибольшее удовлетворение от трансакций с другими членами группы. Человек получает тем большее удовлетворение, чем более доступен он для контактов. При этом планирование его социальных контактов происходит почти автоматически. Однако некоторые из этих “удовольствий” вряд ли могут быть так названы (например, акт саморазрушения). Поэтому мы заменяем терминологию и используем нейтральные слова: “выигрыш” или “вознаграждение”.

В основе “вознаграждений”, полученных в результате социального контакта, лежит поддержание соматического и психического равновесия.

Оно связано со следующими факторами:

1. снятие напряжения;

2. избегание психологически опасных ситуаций;

3. получение “поглаживаний”;

4. сохранение достигнутого равновесия.

Все эти факторы неоднократно изучались и подробно обсуждались физиологами, психологами и психоаналитиками.

В переводе на язык социальной психиатрии их можно назвать так:

1. первичные внутренние “вознаграждения”;

2. первичные внешние “вознаграждения”;

3. вторичные “вознаграждения”;

4. экзистенциальные (т.е. относящиеся к жизненной позиции) “вознаграждения”.

Первые три аналогичны преимуществам, полученным в результате психического заболевания, которые подробно описаны у Фрейда. Мы убедились на опыте, что гораздо полезнее и поучительнее анализировать социальные трансакции с точки зрения получаемого “вознаграждения”, чем рассматривать их как защитные механизмы.

Во-первых, наилучший способ защиты – вообще не участвовать в трансакциях.

Во-вторых, понятие “защита” только частично покрывает первые два типа “вознаграждений”, а все остальное, включая сюда третий и четвертый типы, при таком подходе теряется. Независимо от того, входят ли игры и близость в матрицу деятельности, они являются наиболее благодарной формой социального контакта.

Длительная близость, встречаясь не так уж часто, представляет собой в основном сугубо частное дело. А вот важные социальные контакты чаще всего протекают как игры. Именно они и являются предметом нашего исследования.

Разумеется, это явление может быть и результатом недостаточного питания. Однако недостаточное питание в свою очередь может быть вызвано апатией, например как это бывает у младенцев в результате крайнего истощения или после длительной болезни.

Депривация

Депривация (лишение) — длительное неудовлетворение основных психических потребностей человека.

Выделяют следующие виды депривации (по Й. Лангмейеру и 3. Матейчику):

  • 1) сенсорная депривация;
  • 2) эмоциональная депривация;
  • 3) социальная депривация;
  • 4) когнитивная депривация.

Сенсорная депривация — лишение ребенка многообразия сенсорных стимулов различных модальностей (зрительных, слуховых, тактильных и пр.).

Эмоциональная депривация — лишение ребенка теплой эмоциональной связи с близким лицом (матерью или иными значимыми взрослыми) или разрыв уже существующей связи. Отсутствие эмоционально близких отношений приводит к нарушениям в формировании личности, задержке физического, речевого, психического развития. В более взрослом возрасте эти люди не были способны к волевому поведению и установлению эмоционально теплых отношений.

Виды нарушений взаимоотношений со значимыми взрослыми 1

Дисфункциональное отношение матери/отца к ребенку

Отсутствие одного из родителей

Воспринимается ребенком травматично вследствие неправильного поведения оставшегося родителя или иных родственников (бабушки, дедушки), проявляющегося в виде вербальной негативной реакции на отсутствующего родителя

Конфликтные отношения между родителями

Дефицит общения — физическое или психологическое отсутствие матери (отца).

Переизбыток общения — постоянное присутствие матери возле ребенка, вызванное ее психологической несостоятельностью как личности и ощущением пустоты, которую она стремится заполнить ребенком.

Формальное общение — психологическая невключенность матери (отца) в процесс ухода и воспитания. Как правило, является следствием нарушенных супружеских взаимоотношений.

Неравномерное общение — проявляется в непредсказуемом (в восприятии ребенка) чередовании двух разнонаправленных циклов: чрезмерной общительности и психологической холодности (или физическом отсутствии). Обычно неравномерное общение демонстрируют матери, в силу объективных причин не имеющие возможности уделять ребенку достаточно времени (учеба, работа) и стремящиеся восполнить недостаток внимания чрезмерным проявлением любви и ласки в возникающие свободные промежутки времени.

Социальная депривация — лишение ребенка возможности приобщения к общественным нормам и ценностям, усвоения самостоятельных социальных ролей. [1]

Когнитивная депривация — перегрузка ребенка недифференцированными внешними стимулами в результате неорганизованности и хаотичности структуры внешнего мира, без четкого упорядочения и смысла. С точки зрения Й. Лангмейера и 3. Матейчика, ребенок в результате воздействия подобной среды будет гиперактивным и иметь недифференцируемый интерес к происходящему со склонностью к поиску новых стимулов без целенаправленного выбора.

На основании вышеизложенного возможно констатировать, что основными условиями формирования психически здоровой личности являются следующие составляющие:

  • • индивидуальные качества личности (оптимизм, контроль, самооценка, «неустойчивое равновесие»), приобретаемые как в процессе воспитания субъекта, так и самостоятельного осмысления субъектом бытия и себя в нем;
  • • социально обусловленная ситуация развития (наличие положительного эмоционального фона в родительской семье, биофильная ориентация значимых взрослых, способность взрослых, занимающихся непосредственно воспитанием ребенка, предъявлять ему требования, соответствующие его индивидуальным и возрастным особенностям);
  • • характер взаимоотношений ребенка с матерью;
  • • характер супружеских взаимоотношений в родительской семье.

Основные условия формирования психически здоровой личности 1

Психолого-педагогические условия

Характеристика и обоснование значимости

Наличие положительного эмоционального фона

Развитие ребенка в среде, исполненной радости, формирует радостное восприятие жизни, способность быть и осознавать себя счастливым

Личность значимого взрослого

Биофильная ориентация (Э. Фромм) у взрослых, окружающих ребенка, способствует формированию и у него ориентации на жизнь. «Лучшее, что могут сделать родители для своих детей, — быть счастливыми» (пословица)

Предъявление требований к воспитаннику с учетом возрастных и индивидуальных особенностей

Несоответствующие возрастным и индивидуальным особенностям требования значимых взрослых «погружают» ребенка в ситуацию неуспеха, которая при длительном сохранении приводит к деформации личности

1 Колесникова Г. И. Психологические виды помощи: психопрофилактика, психокоррекция, консультирование. — Ростов н/Д: Феникс, 2006. — С. 40.

Окончание табл. 9

Психолого-педагогические условия

Характеристика и обоснование значимости

Равномерное чередование психофизического напряжения с расслаблением

Ситуации «напряжения» побуждают к преодолению, действию, формируя активную жизненную позицию, веру в собственные силы, способствуют накоплению успешных стратегий взаимодействия с внешней средой. Ситуации «расслабления» создают возможности для отдыха, анализа достижений, постановки новых целей

Строго продуманная и соблюдаемая система поощрений и наказаний

Прогнозируемость ситуации — отсутствие почвы для возникновения неврозов. Кроме того, соблюдение воспитателями системы наказаний формирует у воспитанника адаптивные формы поведения, а поощрений — мотивацию достижения

На основании вышеизложенного разумно сделать следующий вывод. В основе структуры личности лежит синтез ее двойственной природы: как субъекта социальных отношений и сознательной деятельности и некой духовной сущности, проявляющей себя в данных отношениях и создающей при этом взаимодействии ситуацию взаимовлияния. Развитие и становление личности подвергается неоднозначному, противоречивому воздействию со стороны общества в процессе ее социализации: с одной стороны, формирование человеческого в человеке и, с другой, — деформация пробужденного человеческого начала, в случае неадекватных, лишенных индивидуального подхода способов воздействия на него.

Фрейд был убежден, что культура порождает болезнь, невроз. Однако культура — это, прежде всего, совокупность теоретических и практических инструментов, которыми располагает человечество, чтобы поддерживать свою жизнь в определенной среде. Она позволяет человеку развивать свои способности в физическом и умственном планах, использовать их для удовлетворения своих потребностей и в то же время налагает на него ту дисциплину, ту социальность, которая приучает его к совместному проживанию. Но все эти социокультурные условия не обладают непреодолимой силой. По существу, они являются стимулами или условиями. Все зависит от того, как смотреть на вещи. И, следовательно, мы можем предположить, что влияние культуры на поведение человека, его состояние и неврозы опосредствовано мышлением, а значит, происхождение черт личности можно объяснить исходя из социального контекста.

Становление личности происходит в результате взаимодействия с социумом. Успех или неуспех в данном взаимодействии имеет если не решающее, то, в значительной мере, формирующее значение в развитии личности. При этом важно и то, что конкретно предпринял индивид на пути к достижению цели, и качество самой цели.

В последнее пятнадцатилетие психогенетики обнаружили три весьма неожиданных явления:

  • 1) у детей, растущих в одной среде, среда формирует скорее различия, чем сходства;
  • 2) многие психологические инструменты (опросники, данные, полученные методом наблюдения, и т. п.), используемые для характеристик среды, показывают неожиданно высокий уровень генетического контроля;
  • 3) при разложении фенотипической дисперсии подавляющего большинства психологических признаков, изучаемых психогенетикой, роль общесемейной среды оказывается незначительной.

Все это дает возможность сформулировать гипотезу, что люди создают или находят определенные средовые условия, соответствующие их генотипам, а не являются пассивными «жертвами» своих генов или «доставшейся» им среды. Иными словами, индивидуальный генотип оказывается «конструктором» индивидуальной среды [2] .

Фрейд был убежден, что культура порождает болезнь, невроз. Однако культура — это, прежде всего, совокупность теоретических и практических инструментов, которыми располагает человечество, чтобы поддерживать свою жизнь в определенной среде. Она позволяет человеку развивать свои способности в физическом и умственном планах, использовать их для удовлетворения своих потребностей и в то же время налагает на него ту дисциплину, ту социальность, которая приучает его к совместному проживанию. Но все эти социокультурные условия не обладают непреодолимой силой. По существу, они являются стимулами или условиями. Все зависит от того, как смотреть на вещи. И, следовательно, мы можем предположить, что влияние культуры на поведение человека, его состояние и неврозы опосредствовано мышлением, а значит, происхождение черт личности можно объяснить исходя из социального контекста.

Добавить комментарий